Вверх страницы

Вниз страницы

History of rainy days: Confrontation

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » History of rainy days: Confrontation » Настоящее время » [Л] Немного о кофе


[Л] Немного о кофе

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Участники:
Reni Carter, Willis Rice
2. Сюжет:
"Нехорошо не знать некоторых подчиненных в лицо, - думал Райс." "Нехорошо не знать кто твой глава, - думала Рени." Так и вышло, что глава пригласил Картер поговорить по душам в маленьком уютном кафе. А ведь они оба любят латте, как оказалось.
3. Погода и место действия:
Теплый денек с чистым небом.
4. Вмешательство ГМ:
Я думаю, это не нужно.

0

2

Уиллис Райс пребывал в хорошем расположении духа. Недавно его фармацевтическая корпорация заключила выгодный договор о поставке анестетиков и обезболивающих с многообещающей компанией, изготовляющей протезы, а это означало, что вскоре Орден сможет отремонтировать разрушенный в ходе предыдущего сражения флигель своей штаб-квартиры. Сама штаб-квартира представляла собой большой особняк в викторианском стиле, находившийся в Хайгейте, за пределами основного города, но в самом Лондоне были разбросаны более мелкие островки "администрации" ордена. Штабы команд, явочные квартиры, аптеки корпорации семьи Райс, сеть школ капоэйры и даже несколько частных медицинских центров - при знании пароля и некоторой скрытности член Ордена всегда мог получить прибежище и помощь.
Особняк же "мозга" организации населяли те, кто по роду своей деятельности не привязаны были к городу: прислуга семьи Райс, поддерживающая особняк в порядке, врачебное отделение со всеми ранеными, новобранцы, которым опасно пока было давать настоящие задания, тренеры. Иногда в особняке давали приют семьям тех членов Ордена, кому угрожала опасность. Места хватало всем: особняк был не просто большой, это был Витенхерст - второй по величине частный особняк в Англии после Букингемского дворца. Когда-то ещё прадед Райса приобрёл его у обанкротившегося мыльного магната, создателя этого чудного места, и с тех пор поддерживал огромное поместье в форме, передав его нетронутым своему сыну, а тот уже - Уиллису, как единственному наследнику.
Райс мягко улыбнулся, глядя на то, как выздоравливающие раненые тренируются на широкой площадке перед домом на пару с учениками, и набрал комбинацию на входных воротах. Те разъехались в стороны, пропуская его чёрную Тойоту, и сомкнулись за ним.
Уилл взял на себя ответственность по модернизации поместья под нужды Ордена, и теперь всерьёз подумывал о том, чтобы не восстанавливать флигель, а построить на его месте ещё одно жилое помещение с доступом к подземному водному комплексу. Несмотря на то, что Витенхерст задумывался, как место отдыха, мужчина достроил его так, чтобы его особенности могли быть использованы и в тренировочных целях, а подземный комплекс позволил бы 30 людям выдержать двухмесячную осаду.
Другими словами, мрамор и красивые завитушки прятали настоящую крепость для защиты слабых.
Тем не менее, для Райса эта громадина все равно была домом: здесь он родился и жил большую часть жизни. Живет и сейчас, общаясь с товарищами по Ордену, большинству которых и невдомек, что они видят перед собой главу.
Последнее угнетало Уилла: он их лидер, на нем лежит ответственность за их жизни, но они вылепили себе какой-то дурацкий идеал, которому скромный, улыбчивый мужчина в официальной одежде не соответствует. Каждый раз, когда он слышал очередной слух про себя, он еле удерживался от того, чтобы не созвать полное собрание Ордена и не представиться всем сразу, показывая, что он не ангел, не демон, не элементаль и так далее. Он просто человек, как и большинство в Алой Розе.
Погруженный в свои мысли, Уиллис не забывал следить за дорогой. Навигатор подсказал ему, что до нужной улицы уже недалеко, поэтому он свернул к обочине и припарковался, рассудив, что вряд ли найдёт свободное место у кафе, пусть и маленького.
Путь до места встречи - входа в небольшое кафе-кофейню "Summer's Eve" - занял не больше десяти минут. Райс был спокоен: Хайгейт полностью контролировался Орденом Алой Розы, и он пришёл за пятнадцать минут до назначенного времени. Учитывая, что Рени - старший охотник, феникс и по совместительству его компания на этот день - не знала, как он выглядит, они договорились заранее, что он будет держать в руках синий зонт-трость. Чёрные зонты такого типа - не редкость, а вот синий пойди поищи, так что она его сразу заметит.
Означенный предмет болтался на руке Уиллиса, и слегка контрастировал с его одеждой: светлые, высокие джинсы, черные туфли, белая футболка без рукавов и расстегнутая джинсовая куртка. Встреча была неофициальной, поэтому мужчина одел то, в чем ему было удобно.

+1

3

Последние две недели выдались на редкость напряженными. То нападения, то еще что-нибудь, Несущие возмездие, кажется, совсем совесть потеряли нападая так при свете белого дня. Казалось, что этот порочный круг никогда не разорвется. Все продолжала вращаться адская машина, давая удачу то той, то этой стороне. Победа оказалась их, но утомленные израненные воины в нее не поверили. Рени, которая также сражалась в первых рядах, тоже не поверила, когда поток наконец схлынул и враги отступили. Но маятник все равно продолжал раскачиваться, она это знала. Ничто не могло его остановить.

После помощи всем, кому она могла помочь, девушка махнула рукой и отправилась в свою маленькую квартиру, где и проспала двое суток. Лишь на третий день ее разбудил звонок и феникс нехотя вылезла из кровати, чувствуя себя немного лучше. Но все равно складывалось ощущение, что по телу проехал бульдозер не меньше. Ее приглашали на дружескую встречу, которая как оказалась была от лица ее начальника. Забавно складывалась, столько лет Рени была уже в ордене, а в лицо своего главу не знала. Точнее знала она кое-что, но это были такие противоречивые слухи, что только оставалось диву даваться, как может все это существовать в лице одной неизвестной личности.

По договоренности, они встречались на следующий день, так что у Рени было время, чтобы привести свой помятый вид в относительный порядок. Чтобы хотя не было так стыдно показываться кому-то. Она поплелась в ванную, намереваясь устроить длительный заплыв.

***
Рано утром, а вставала она всегда довольно-таки рано, по своей соседственной неизменной привычке, она оделась в красное платье с цветами с юбкой солнце. На ноги Картер одела черные туфли с открытым носом на небольшом каблуке, который всегда она так любила за его практичность. Волосы на этот раз девушка не уложила в привычную прическу, а оставила распущенными, сделав лишь на голове "мальвинку". Последним штрихом были неброские серьги и удобная сумка. Оружия она не носила, да хоть и предполагала, что  на них могли напасть, ее способности с лихвой бы окупили это.

Выйдя из дома, Рени села на автобус и уже через несколько минут была в нужном ей месте. Здание, в котором ждал ее неожиданный будущий собеседник, было покрашено в чудесный цвет молочного шоколада. В животе заурчало, про завтрак девушка совершенно забыла. Окна были неброскими, но через них виднелось уютное помещение, мебель в котором контрастировала с тем, что было на улице - была уже цвета белого шоколада. Странно, что подобные цвета вызывали в ней именно такие ассоциации, но, быть может, это все от того, что она голодна? Зайдя внутрь она внимательно осмотрелась в поисках нужного ей человека. Среди прочих посетителей она увидела высокого красавца мужчину одетого в повседневную одежду с синим зонтом-тростью.
"Это он. Ведь именно про это, мне он и сказал. Уиллис Райс, да? - спросила она себя мысленно, направившись в сторону главы."
- Здравствуйте. Уиллис Райс, да? - спросила она, чувствуя перед ним непреодолимый трепет и восхищение.

0

4

Долго ждать Уиллису не пришлось: вскоре после того, как он занял свой "наблюдательный пункт", к нему подошла миниатюрная девушка с огненно-рыжими волосами. Окинув её быстрым взглядом: он знал из досье, что она невысокого роста, но все равно слегка удивился, - Райс учтиво склонил голову в приветствии и согласии.
- Добрый день, мисс Картер, Вы чудесно выглядите. Я рад, что Вы нашли возможность прийти, - мужчина жестом предложил ей следовать за собой, подводя её к столику у окна. Он стоял чуть в отдалении от других, так что подслушать их разговор не будет возможности, что было очень важно для Уиллиса. Более того, он всегда предпочитал дневное освещение искусственному.
Отодвинув для Рени стул, мужчина сел напротив и принял меню из рук подоспевшей официантки. Девушка положила такое же перед фениксом, окинула их любопытным и слегка осуждающим взглядом и удалилась. Райс невольно улыбнулся: официантка явно приняла их за пару и осуждала разницу в возрасте, но переубеждать её он не собирался.
- Прошу, выбирайте, что захотите, мисс Картер. Я пригласил Вас, и поэтому плачу, - обратился он к Рени. - К тому же, время не торопит в этот раз: благодаря усилиям Вашей команды, Несущие Возмездие на пару дней прекратят нападения. Орден может передохнуть.
Уиллис мягко улыбнулся, не скрывая гордости за подчиненную. Он старался всегда быть открытым со своими товарищами по Ордену, поддерживая их боевой дух и завоевывая их расположение своей искренностью. Пусть о Райсе простые охотники знали мало и больше по слухам, но все сплетни в голос утверждали, что глава добрый и великодушный человек, не терпящий ссор и разлада в коллективе. Из-за этого большинство недавно присоединившихся членов Ордена считали его ангелом, скрывающим свою сущность. Их более воинственно настроенные наставники рассказывали страшные сказки о том, как глава потерял свои крылья в страшной схватке с вампирами, поэтому он ненавидит "детей ночей". Кто-то говорил, что крылья ему отрезал сам Роланд Блау, но никогда не уточняется, как Райс ушёл живым.
Девушка-официантка подошла снова, держа блокнотик наготове.
- Вы готовы сделать заказ?
- Да, принесите мне, пожалуйста, латте и яблочный штрудель, - Уилл специально взял сладость, чтобы Картер не стеснялась заказывать. - Девушке принесёте то, что она закажет, - он слегка улыбнулся Рени.
Надо признать, что фотография в досье была неудачной. В жизни девушка оказалась куда более миловидной, а её огненные волосы - знак принадлежности к расе фениксов - казалось, сейчас вспыхнут. В голове Уиллиса промелькнула глупая уверенность в том, что если до них дотронуться, то он обязательно обожжет руку.
Непохоже было, что она способна убивать, но мужчина живо вспомнил демонессу, выглядящую, как трехлетняя девочка. Пользуясь своим невинным обликом, она заманивала к себе в убежище и убивала взрослых методами, которым позавидовали бы инквизиторы в Средневековье. Самым невинным орудием убийства было пыточное колесо и прилагающийся к нему молот, остальные до сих пор снились Райсу в кошмарах.
Другими словами, по внешности нельзя было судить ни в коем случае. Кроме того, Уиллис знал, что члены Ордена всегда выполняют его приказы. Вряд ли эта девушка была исключением.

+1

5

Рени не привыкла к такому вниманию к своей персоне. Она хоть и была из богатой семьи и ее там учили всем навыкам, свойственным леди, все это постепенно вытеснялось из мозга другими более важными вещами. Сейчас она почувствовала себя растерянной, но старалась не давать виду тому волнению, что охватило девушку.
- С-спасибо, - пробормотала Картер, чувствуя как щеки ее наливаются румянцем и сейчас перед ее внутренним взором предстает девушка с пунцовыми щеками. Вот чего-чего, а воображение у Картер было и весьма хорошее. Было дело, она себе такое навоображала, что чуть в это не поверила на самом деле. Сложно бывало жить с подобным, но что поделать. По крайней мере, девушка считала, что это лучше, чем быть тем, кому что-то придумать также сложно, как забраться на крышу.
"Так, спокойно. Он мой глава, не враг. Не хочет меня сожрать или сделать что-то плохое. Так почему же я так переживаю, словно это экзамен для поступления в университет и от этого зависит вся моя дальнейшая жизнь?"
Внутри нее бушевала так буря, но никому не дано было ее увидеть. Единственное, что могло выдавать девушку подергивание пальцев на руках и немного потные руки.
- Мне чизкейк и латте, - произнесла Рени, усаживаясь напротив Райса, но опуская взгляд в стол. Лучшая беседа получается, когда собеседники смотрят друг другу в глаза, но она не могла этого сделать сейчас. Нужно было немного успокоиться. Глубоко вздохнуть и обнаружить, что хваленые методики по успокаиванию взбесившихся нервов ни черта не работают. Или же, очевидно, делает она что-то не так.
"Я спокойна. Я спокойна, - внутренне повторяла она мантру про себя."
И, правда, что же внутри так море волнуется, словно на первом свидании? Хотя, так оно по сути и было.

0

6

Уиллис заметил подрагивающие кончики пальцев Рени и на секунду дотронулся до её влажной ладони, его сиреневые глаза обеспокоенно смотрели на девушку.
- Мисс Картер, не стоит так волноваться. Сейчас я не Ваш начальник, а вы - не моя подчиненная. Мы просто люди, знающие друг друга поверхностно, - мужчина говорил мягко и успокаивающе, как учитель говорит с расстроенным плохой оценкой отличником. Он не впервые сталкивался с тем, что в его присутствии многие члены Ордена начинают волноваться вплоть до потери способности связно выражаться, но до сих пор не вполне понимал, чем это было вызвано. Райс никогда ни на кого не повышал голоса, наказывал только по делу, ругал тоже, богом не был. Несмотря на это многие его подчинённые либо начинали трястись, как осиновые ветки, либо фальшиво храбрились, либо смущались и благоговели перед ним.
Девушка-официантка принесла их заказы, споро расставив тарелки и разложив приборы. Перед Рени также лёг белый листочек и карандаш. Уиллис улыбнулся, глядя на чашки с латте и причудливые рисунки, в которые сложилась молочная пена на поверхности кофе.
- Вы любите латте-арт, мисс Картер? Кажется, Вам решили сделать подарок, - Райс указал фениксу на её кофе, на поверхности которого был аккуратно нарисован небольшой котёнок с клубком ниток. - Лист и карандаш означают, что местный бариста лишь учится подобному искусству, поэтому он просит оценить его творение. Вам не обязательно писать это сейчас: Вы можете сделать это перед тем, как уйти.
Мужчина сделал глоток своего кофе, осторожно наблюдая за Рени. Ему было неловко от того, что само его присутствие смущало девушку, однако все, что он мог сделать - разговорить охотницу и отвлечь её.
- Скажите, мисс Картер, чем вы занимаетесь, когда не работаете в магазине или не выполняете поручения Ордена? - быстрая виноватая улыбка: извинение за то, что он знает о ней больше, чем она о нем. Но встреча предполагала равноценный обмен мнениями и знаниями, так что она сама могла задавать ему вопросы на любые темы. Понятное дело, не на все из них Райс был готов ответить, но и, переиначивая известную поговорку, за спрос бить не будет.
Размышляя таким образом, Уиллис внезапно подумал о том, что едва ли не впервые он встречается с девушкой не по работе или не по нужде Ордена. Так же впервые за долгое время он собирался говорить на отвлеченные темы, не связанные с финансами, смертями, возрожденными Несущими Возмездие и новообразованными Чистильщиками. После осознания пришла необычная легкость: будто зайдя в эту кофейню, Райс оставил за её порогом все насущные проблемы, в обычной жизни уже погребавшими его под собой. С другой стороны, тем тяжелее будет снова взваливать его на себя, когда встреча и короткий отдых закончится.

+1

7

От прикосновения она вздрогнула и покраснела. Было неловко из-за собственного отношения ко всему этому и также из-за того, что перед ней был Райс. О нем ходило столько легенд, сколько, наверное, не было про существ, которые люди считали вымышленными. Но фениксы и прочие доказали, что они существуют и имеют право жить в свободе и равноправии. Но Чистильщикам было наплевать на это. Кажется, что правительственной организации в принципе было все равно, кто такие они, те люди просто выполняли приказы сверху, не обращая больше внимания ни на что.
- О, интересно, - проговорила Картер, смотря на рисунок на поверхности кофе. Это немного отвлекло от мрачных мыслей, которые понемногу стали захватывать ее. А ведь на сегодняшний день Рени хотела как можно меньше думать на этот счет, но не получалось. За окнами незримая но война, пускай и с жертвами среди охотников. Но это пока что. Кто знает, возможно, что дойдет и до человеческих жертв. И если виновниками будут Чистильщики, например, то как на все это отреагируют люди?
Погружаясь все больше, феникс едва не пропустила вопрос от главы. Она перестала постукивать по поверхности стола пальцами, так пока что не притронувшись ни к кофе, ни к десерту. Ей надо просто оставить все эти мысли за пределами этой встречи и не думать об этом. Но как же сложно все это. Контролировать мысли не всегда получалось, захватываемая чувствами, она уплывала от реальности. А нельзя, нельзя.
- Чем занимаюсь? - повторила она вопрос, водя пальцами по верхней части чашки. - По жизни много чем занималась в разные промежутки. Было время играла в настольный теннис. Не профессионально, просто нравилось это. Могла играть даже с новичками, которые ничего не смыслили в этой незамысловатой игре. Это несложно, на самом деле. Потом, я даже занималась какое-то время верховой ездой. Мне нравятся лошади. Они сильные и красивые животные, но, увы, с этим не сложилось. Хотя, знаете, была у меня детская наивная мечта - быть всадницей, - девушка усмехнулась, уставившись на оседающую пенку на кофе. Что-то уже расхотелось есть, даже, странно. - А потом я занялась рисованием. Какое-то время рисовала гуашью, сухой пастелью и тушью. Но вскоре случился серьезный и длительный перерыв и на какое-то время я вообще не занималась ничем. Тяжело жить, не ощущая потребности в жизни, знаете, - Рени вздохнула. - Потом решила попробовать рисовать акварелью, от которой меня так отговаривали. Получилось, - девушка замолчала. - Но искусство не цениться в нынешней мире. Но что цениться? Наверное, только деньги.

0

8

Уиллис задумчиво слушал Рени, наблюдая за тем, как она водит пальцами по краю чашки. Он видел по выражению лица, по этому задумчивому и слегка нервному жесту, что девушку одолевают мрачные мысли, и мог предположить, что они были связаны с войной. Той самой войной, в которую неокрепший Орден вступил слишком рано и в которой уже успел потерять столь многих. Войной, которая стала разрушительной для такого количества жизней, что по масштабам напоминала знаменитую ошибку Ордена - крестовые походы против нечисти с применением влияния Церкви. Тогда вся Европа была втянута в смуту, и не только огромное количество нечисти, но и людей кануло в Лету, нарушая равновесие и без того расшатанного мира на долгие годы.
Мужчина не мог отвлечь её от столь мрачных, подавляющих мыслей надолго, но пытался сделать это хотя бы временно. Негоже было столь молодой (по меркам фениксов) особе думать исключительно о смертях: так недолго и раствориться во мраке и полностью потерять себя, свои идеалы, свой характер.
«Сражающемуся с чудовищами следует позаботиться о том, чтобы самому не превратиться в чудовище. Ведь если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя,» - грустно размышлял Уиллис, слушая Картер и вспоминая знаменитое изречение своего любимого Ницше. Это высказывание, к сожалению, следовало бы напомнить подавляющему большинству новых рекрутов, которые обращались к АР чаще всего из желания мести Чистильщикам или Несущим Возмездие. Злость и жажда крови застилала им глаза и туманила разум, погружая его в красную воспалённую дымку, из-за чего такие рекруты забывали про план и защиту и рвались в атаки, погибая практически сразу же и часто унося большинство отряда за собой. Райс был опечален и негодовал из-за бессмысленных смертей, но сделанного не воротишь, и ему лишь снова приходилось запечатывать своё сердце и абстрагироваться от ужасов войны, превращая их в бездушные цифры статистики. Только так он мог вести Орден вперёд, только так он имел возможность глядеть на карты и планы холодным и расчётливым взглядом тактика.
И только Джереми знал, как сильно Райс ненавидит себя за каждую жизнь, которую можно было спасти, и как сильно сломан внутри бесстрашный лидер Алых Роз.
- Не только деньги ценятся, мисс Картер, - Уилл на секунду прикрыл глаза, утихомиривая чёрный поток эмоций и воспоминаний, поднимавшийся из самых сокровенных глубин его подсознания. - Ценятся эмоции, качества характера, человечность, искренняя любовь, сила - все, что нельзя продать и купить. Верность, к сожалению, покупается, - мужчина на секунду сжал зубы, вспоминая перебежчиков. -  Но все остальное ценится, пусть и несколько по-другому. Многие пытаются очернить и подделать эти качества, рассказывая небылицы, что все это тоже можно сделать продажным - не верьте этим меркантилистам, жадным до наживы: для них нет ничего святого, - Райс вздохнул и слабо улыбнулся. - Возможно, Вы слышали о члене Ордена, ещё до перемирия, по кличке Данко? Это был позывной моего отца, перешедший в прозвище, - за его пылающее отвагой, любовью к людям и верностью к своему делу сердце. Вы не сможете купить такое сердце и подобные качества; их можно лишь либо ценить, либо завидовать им. Так что, - Уиллис слегка пожал плечами, - я вынужден не согласиться с Вашим предположением о том, что в мире ценятся только деньги.
Он помолчал, снова делая глоток.
- Тем не менее, я преклоняюсь перед Вашим талантом. Люди, умеющий рисовать, всегда приводят меня в благоговейный трепет, - Райс хмыкнул. - Сам я ничего, кроме палочных человечков, рисовать не умею.

+1

9

Девушка глубоко выдохнула. Ей и правда следовало успокоиться и расслабиться. Ничто не угрожало и поблизости врагов навряд ли не было.
- Простите, - произнесла она глухо, не смотря ему в глаза. - Я немного нервная в последние дни. Совсем не могу выспаться.
Хотя, возможно ли, с их образом жизни это сделать? Когда и днем охота, и ночью охота, а в перерывах едва успеваешь бывало поесть, не то, чтобы поспать. Чтобы потом хоть с ног не валиться. А в итоге работы не уменьшается, только прибавляется.
- Я имела ввиду, что некоторые люди не считают ценностью то, что важно для других. Они унижают, оскорбляют и пытаются оторвать от тебя клочок.
С чего она вдруг стала так откровенничать с кем-то? Говорить все это, все то, что томится в душе так давно, что кажется там уже образовалась такая свалка. Мусор бы вынести, но только не на людей. Это неправильно. И эти слова вырвавшиеся изнутри, она тоже не хотела, чтобы кто-то слышал. Это было ранами, следами когтей чужих зверей. А это не всегда хочется показывать кому-либо еще.
- Простите, - снова извинилась она, понимая, что, возможно, он и не поймет за что. Но это надо было самой Рени, чтобы прочувствовать, что она еще не черствый хлеб, которого и есть-то никто не хочет.
- Вернемся к теме рисования? Или может быть, вы хотите поговорить о чем-нибудь еще? На самом деле, я люблю любое искусство. Не обязательно художественную литературу или только живопись и графику. Есть много чего еще. Кино, театр. Люди придумали все это, чтобы показывать истории, которые отпечатались в их душах. Чтобы иметь возможность вылить свой свет или свою тьму.
А могла ли она когда-то это сделать? Ведь все свое она стремилась держать в себе, захлебываться от себя самой, но только никому ничего не говорить.
- Мне иногда бывает так одиноко. Да, у меня мало друзей. И иногда даже от них я устаю настолько, что приходиться несколько дней не говорить ни с кем, чтобы восстановить силы. И в своей тьме бывает одиноко, и в свете утреннего дня. И в творчестве и в сладкой мести. И в клетке с погнутыми прутьями внутри.

0

10

- Проблемы со сном и мне знакомы не понаслышке, - Уиллис грустно хмыкнул, делая глоток своего латте. Это он ещё преуменьшил: с тех пор, как Ирэн Адлер присоединилась к Чистильщикам, у него прибавилось работы и головной боли.  Четыре часа сна для него теперь считалось роскошью; ел он постоянно на ходу, и не будь рядом с ним Джереми, он бы и спал на ходу, считая лбом столбы.
Райс прекрасно знал, что весь Орден не высыпается, выбиваясь из сил, чтобы сохранить позиции организации и даже - более банально - свои жизни. Он сам совсем недавно снова не спал сутки, переставляя позиции и эвакуируя рассекреченную Фиолетовую команду. Слава богу, все спаслись, но одну из важных стратегических точек в городе они потеряли, и теперь придётся с трудом отвоевывать её обратно.
К нему часто поступали предложения обустроить изнутри заброшенные здания-призраки, о которых ходила дурная слава: туда местные точно не сунутся. Однако Уилл не спешил принимать их: проблема была в том, что он прекрасно знал, что в Лондоне, городе древнем и пережившим несколько опустошающих бедствий, не зря существуют эти места с отвратительной энергетикой. Например, заброшенную больницу Кейн Хилл обходили стороной даже отчаянные сатанисты и бездомные. Глава Алой Розы сначала хотел купить участок и снести ветхое здание, но когда приехал на осмотр, понял, что он туда и сам не войдёт больше, и другим не позволит. Он помнил, как вошёл в здание один, так как сопровождающие его не захотели входить, а очнулся перед зияющей шахтой лифта с занесённой над пропастью ногой. Как позднее рассказал ему бледный как простыня Поллок, они и Майкл тянули его назад за обе руки, а Райс волочил их за собой, как будто они ничего не весили. И это если принять во внимание то, что Фиштор даже наполовину обратился, увеличивая свой вес.
Однако Рени говорила уже о другом, и Уилл прислушался, разжимая сжатые до побеления костяшек пальцы. Ему не нравились эти воспоминания.
- Это хороший способ выбить противника из колеи и получить над ним преимущество, - пожал плечами мужчина. - Такие люди не обязательно не разделяют Ваши ценности; просто им важно вывести Вас из равновесия. Единственный способ прекратить это - не поддаваться и игнорировать всю ту грязь, что швыряют Вам в лицо. Важно лишь, что Вы сами об этом думаете, и что только Вы цените.
Да, Райс сам этим пользовался, причём в самой низкой форме. Оставаясь вежливым на словах, можно унизить так сильно, как нельзя сделать простыми оскорблениями. И естественно он испытывал это на себе. Но время, когда он очертя голову бросался в драку за любое неосторожное слово, прошло. Сейчас он сам мог жалить в ответ, не пачкая рук.
Монолог Рени заставил его задуматься и расстроиться. Он ценил её откровенность с ним, но его печалили те чувства, что она испытывала.
- Мисс Картер, - он снова накрыл её пальцы своими. - Успокойтесь, пожалуйста. Я не могу развеять Ваше одиночество. Однако я прекрасно понимаю Ваши чувства, так как сам нахожусь в такой же ситуации. Я не умею выражаться так поэтично, как Вы, однако я точно знаю, что это все - проходящее. Всегда за чем-то плохим следует что-то хорошее и светлое - необходимо просто ждать и не терять надежду, - он мягко улыбнулся.

+1

11

- Думаю, что у вас сна бывает или очень мало или мало, - тихо проговорила девушка, смотря на главу.
Но кажется, они хотели поговорить по душам, а получается, что она думает об ордене сейчас или вовсе стесняется Райса. Хотя за то время, что она работает в организации, она могла бы уже привыкнуть и перестать быть такой стеснительной. Может, отчасти в некоторых ситуациях это и стало проявляться, но в остальном она оставалась все той же чувствительной натурой.

- Простите, мистер Райс, я не могу так быстро привыкать к людям. Для меня главное узнать их получше, тогда я начинаю чувствовать себя рядом с ними в безопасности и чудить, по большей части. Многие этого пугаются, - у Картер дернулись плечи.
Ведь даже те, кто и был ее друзьями, иногда удивлялись ее выходкам. Когда она чувствовала себя в безопасности рядом с людьми, то начала раскрепощаться и от того показывать свое я.

- К тому же вроде бы изначальной нашей целью и было получше узнать друг друга? Или нет? – девушка отпила из своей чашки.
Правда, она все равно решительно не знала о чем ей говорить. Вечная проблема – о чем бы поговорить. Не смотря на это, когда Рени разговаривается, то ее бывает и не заткнуть. С этой стороны проблем уже тогда не возникало.
- Вы говорите, что умеет рисовать лишь на уровне палка-палка огуречик, а если бы я вам помогла? Конечно, свободного времени у вас не так уж и много, но что скажете насчет этого?

0


Вы здесь » History of rainy days: Confrontation » Настоящее время » [Л] Немного о кофе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC